Back

Формализация функционала и вознаграждение управляющих партнеров

21.10.2014

Продолжая тему, поднятую мною ранее, хотела бы поделиться результатами моего опроса управляющих партнеров по двум (на мой взгляд, очень важным) вопросам под названием «Что не волнует управляющих партнеров, а зря!..»:

1) Как формализован функционал управляющего партнера?
2) Как вознаграждается этот функционал?

В проведенных на сегодняшний день обсуждениях (а их накопилось уже более 60) прояснилось следующее. На вопрос «Формализован ли институт Управляющего партнера в вашей фирме?» только в одном случае из четырех я получаю утвердительный ответ.

С одной стороны, если партнерство состоит только из себя любимого, тут и формализовать-то особо нечего. С другой стороны, если партнеров в партнерстве больше, то несколько странно звучит ответ: «Да это так исторически сложилось, вообще-то это больше для визитки, а так мы все сообща решаем!»

На практике это оборачивается смешными ситуациями, потому как сотрудники получают право сами принимать решения о распределении полномочий в партнерстве. Например, «сегодня партнер А в хорошем настроении, вот к нему и пойду подписывать заявление на отпуск. Только дождусь, пока партнер Б в суд уедет».

Например, из моих клиентов только у одной фирмы было четкое описание функционала управляющего партнера. У другой этот функционал был формализован в процессе модификации формулы распределения партнерской прибыли.

Особо же интересно, что партнеры понимают под формализацией. В основном это «вес» своего голоса при принятии решений в партнерстве и/или больший процент в формуле распределения прибыли. В то время как под формализацией нужно понимать:

  • Процедуру и порядок постановки управленческих целей и задач управляющему партнеру на период (1 или 2 года) и, соответственно, порядок отчетности управляющего партнера перед партнерством о своих достижениях в их выполнении;
  • Определение схемы вознаграждения управляющего партнера за выполнение своих функций в соответствии с поставленными целями и задачами.

Не менее важно подчеркнуть, что на сегодняшний день национальный сегмент (в силу своего размера и возраста) юррынка функционирует без возможности иметь освобожденного управляющего партнера, т.е. партнера, голова которого занята мыслями о фирме 24/7/365. На практике это выражается в том, что вопросы управления своим бизнесом как минимум совмещаются с другими вопросами (руководством практикой и клиентской работой) и, если уж совсем откровенно, в большинстве своем являются второстепенными по сравнению с практическим решением клиентских вопросов.

Вот и выходит, что:

  • Функционал управляющего партнера национальных юридических фирм с трудом поддается унификации и сильно зависит от субъективных факторов и исторически взятых на себя обязательств;
  • Партнеры-основатели и старшие партнеры фирм часто грешат «коллективной ответственностью» без четкого разделения сфер влияния и ответственности в управлении своим бизнесом;
  • Вознаграждение управляющего партнера в большинстве случаев включено в общую партнерскую формулу; такое смешение хоть и выглядит логично, но не мотивирует партнера к одновременному качественному исполнению своих разных ролей (партнера практики, общественного деятеля, управляющего партнера и др.);
  • Если «выделенное» вознаграждение  существует, то оно никак не коррелирует с управленческими достижениями и результатами.

Формализация функционала управляющих партнеров национального юрбиза, формирование сбалансированной системы показателей его/ее деятельности и определение соответствующего вознаграждения за эту работу – не столько «непонятное и неизведанное», сколько нуждающееся в политической воли решение. Особенно важное для фирм, в которых есть поколение «младших» партнеров или таковое пополнение  в скором времени ожидается. А это уже большая половина национального юридического бизнеса!

Опубликовано на LEXPRO — http://www.lexpro.ru/blogs/view/7646

Back